Алкоголизм на советском фронте

 

 

«Я воевал с 1942 года. Помню, водка выдавалась только перед атакой. Старшина шел по траншее с кружкой, и кто хотел, наливал себе. Выпивали в первую очередь молодые. И потом лезли прямо под пули и погибали. Те, кто выживал после нескольких боев, относились к водке с большой осторожностью.»

                             Александр Гринько, рядовой-пехотинец

 

«Могу одно сказать: на войне пили много. С утра водку привозили, условно говоря, на 100 бойцов, а к вечеру их оставалось 80. И так едва ли не каждый день. В итоге вместо положенных ста граммов выпивали и по четыреста, и по пятьсот.... Это не шутки, это трагедия…»

                                Николай Камышин, артиллерист

 

«Восторженные поэты назвали эти предательские сто граммов „боевыми“. Большего кощунства трудно измыслить. Ведь водка объективно снижала боеспособность Красной Армии»

 

Генерал армии Н. Лященко

 

 

 

25 августа 1941 года заместителем наркома обороны генерал-лейтенантом интендантской службы А. В. Хрулёвым был подписан уточняющий постановление ГКО приказ № 0320 «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день». В приказе оговаривалось, что наравне с бойцами, сражающимися на передовой, водку должны получать также лётчики, выполняющие боевые задания, и инженерно-технический состав аэродромов действующей армии. Водку развозили по фронтам в железнодорожных цистернах. Начиналось всё с 50 цистерн в месяц*60тонн= 3 000 000 литров водки (зачастую привозили спирт).

 

12 ноября 1942 года, за неделю до перехода советских войск в наступление под Сталинградом, ГКО вновь упорядочил выдачу алкоголя в войсках. И постановление, и приказ стали более либеральными: по 100 граммов наливали всем, кто был на передовой и вел боевые действия. Не обошли и артиллеристов - минометчиков, поддерживавших огнем пехоту. Тыловикам - полковым и дивизионным резервам, стройбату, который «работал под огнем противника», и раненым (по разрешению врачей) теперь наливали по 50 граммов в сутки. Ну а Закавказскому фронту разрешили вместо водки выдавать по 200 граммов портвейна или по 300 граммов сухого вина в день. За последний месяц 1942 года только Западный фронт выпил почти миллион литров водки, Сталинградский - 407 тысяч литров, а Закавказский - 1,2 миллиона литра вина…

 

Сразу после Курской битвы в лимитный перечень расхода водки впервые попали части НКВД и железнодорожные войска, которые потребили с 25 ноября по 31 декабря 1943 года водки столько же, сколько весь Северо-Кавказский фронт.

 

Отменена же была выдача водки в частях действующей армии в связи с капитуляцией фашистской Германии в мае 1945 года… Но фронтовики и их семьи продолжали спиваться в течении многих лет после окончания войны.

 

Откуда чудовищное количество водки, когда не хватало еды?

 

В эвакуации умирали от голода люди. В Ленинграде от голода умерло до 1,5 миллионов человек и там одни советские люди ели других советских людей.

Советский народ получал еду по карточкам:

Московские и ленинградские рабочие, относившиеся к первой категории снабжения, в июле 1941 года могли рассчитывать на 2 килограмма круп, 2,2 килограмма мяса, 800 граммов жиров в месяц и 600-800 грамм хлеба в день. Все остальные ели в разы меньше или не ели вообще.

По ленд-лизу поставлено всего 331 066 (есть версия - 1 200 000)  литров спирта.

Урожай 1941 года и спиртзаводы европейской части СССР были потеряны.


Где Джугашвили взял спирт?


О том как Джугашвили спаивал своё окружение


ЛИМИТ
РАСХОДА ВОДКИ ДЛЯ ВОЙСКОВЫХ ЧАСТЕЙ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ С 25 НОЯБРЯ ПО 31 ДЕКАБРЯ 1942 ГОДА
Наименование фронтов и отдельных армий Лимит расхода водки (в литрах)
Карельский фронт 364000
7-я армия 99000
Ленинградский фронт 533000
Волховский фронт 407000
Сев.-Западный фронт 394000
Калининский фронт 690000
Западный фронт 980000
Брянский фронт 414000
Воронежский фронт 381000
Бго-Западный фронт 478000
Донской фронт 544000
Сталинградский фронт 407000
Итого 5691000
Закавказский фронт 1200000 (вино)


Боевых хлопоты


12 июня 1942 года заместитель народного комиссара обороны генерал-лейтенант интендантской службы Хрулев подписал приказ «О порядке хранения и выдачи водки войскам действующей армии». В приказе было сказано: «Несмотря на неоднократные указания и категорические требования о выдаче водки в действующей армии строго по назначению и по установленным нормам, до сих пор не прекращаются случаи незаконной выдачи водки. Водка выдается штабам, начсоставу и подразделениям, не имеющим права на ее получение. Некоторые командиры частей и соединений и начсостав штабов и управлений, пользуясь своим служебным положением, берут водку со складов, не считаясь с приказами и установленным порядком. Контроль за расходом водки со стороны военных советов фронтов и армий поставлен плохо. Учет водки в частях и складах находится в неудовлетворительном состоянии…Отпуск водки армиям и соединениям производить только с разрешения начальника тыла Красной Армии по указаниям Генерального штаба. Для хранения водки организовать особые хранилища при фронтовых и армейских продовольственных складах. Назначить заведующего хранилищем и одного кладовщика из числа специально подобранных честных, проверенных лиц, могущих обеспечить полнейшую сохранность водки. Хранилища после приемно-расходных операций опечатывать, ставить караул. В состав караула выделять строго проверенных лиц. На военные советы фронтов и армий, командиров и военных комиссаров возлагаю ответственность за правильность хранения, расходования и учета водки, водочной посуды и тары»

 

 А в это время в блокадном Ленинграде:

 

Блокадный дневник ленинградского профсоюзного функционера Н.А.Рибковского.

«»С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак - макароны, или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днем обед - первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зеленые щи со сметаной, второе котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, на второе свинина с тушеной капустой. Качество обедов в столовой Смольного значительно лучше, чем в столовых в которых мне приходилось в период безделия и ожидания обедать» (9 декабря 1941 г.)»

Каждый день люди гибли от голода в блокадном Ленинграде тысячами. А для коммунистической номенклатуры функционировали санатории:

«Питание здесь словно в мирное время в хорошем доме отдыха: разнообразное, вкусное, высококачественное, вкусное. Каждый день мясное - баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное - лещь, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, триста грамм белого и столько же черного хлеба на день, тридцать грамм сливочного масла и ко всему этому по пятьдесят грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину».

«Отдых здесь великолепный - во всех отношениях. Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь далекое громыхание орудий, хотя от фронта всего несколько десятков километров.

Да. Такой отдых, в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти. Товарищи рассказывают, что районные стационары нисколько не уступают горкомовскому стационару, а на некоторых предприятиях есть такие стационары, перед которыми наш стационар бледнеет».

У одного простодушного апологета советчины ещё теплилась надежда, что это всё гнусные антисоветские фальсификации и клевета классовых врагов. Он обратился за разъяснением к авторитетным товарищам.

«– проясните пож-ста момент, отраженный в этом треде, а именно найденные дневники Н.А.Рибковского.

– Это известные дневники. Тот факт, что партийно-советское руководство получало улучшенное питание, давно известен и никем не оспаривается. Судя по тексту, прибавили Рибковскому не так и много. Просто с грани вымирания перевели его на грань недоедания. Ваши доводы вполне справедливы, но тратить время на пионерку смысла нет. Касательно икры, она в те годы не имела такого культового статуса как теперь».

«– Икру в те годы считали высококалорийным продуктом длительного хранения, непривычным для обычных советских граждан. Т.е. в магазинах бочки с икрой и пирамиды из банок с крабами - не берут»

Как видите, и до сих пор советский коммунист способен мазать на бутерброд икру и брезгливо внушать умирающему от голода: Товарищ, не делайте из еды буржуазного культа!

«В декабре 1941 г. ситуация резко ухудшилась.

Смертность от голода стала массовой. Стала обычной скоропостижная смерть прохожих на улицах — люди шли куда-то по своим делам, падали и мгновенно умирали».

«… Январь и начало февраля 1942 г. стали самыми страшными, критическими месяцами блокады. Первую половину января всё неработающее население города никаких продуктов по карточкам вообще не получало».

 

В результате блокады, длившейся 872 дня, а именно в результате массового голода в Ленинграде погибло  около 1.5 млн. человек. Существует версия, что только за первый год блокады погибло около 780 тыс. человек ... "Я училась в Санкт-Петербурге и мои однокурсники многие были их коренных Ленинградских семей. Так вот они говорили, что кого не вывезли по Ладоге погибли или в первую зиму блокады или спустя несколько месяцев позднее, многие выжившие в блокаду, даже вывезенные по Ладоге умирали от необратимых изменений в организме, вызванных голодом, в первые месяцы после того как их вывезли."

 

Парк Победы в Петербурге

Парк Победы в Петербурге. Во время второй мировой тут был кирпичный завод, чьи печи использовались как крематорий. На фото вагонетка  для печей.  Сожжено около 600 000 человек.
Парк Победы в Петербурге. Во время второй мировой тут был кирпичный завод, чьи печи использовались как крематорий. На фото вагонетка для печей. Сожжено около 600 000 человек.